Жизнь и здоровье в гражданском праве это

Целью гражданско-правовой охраны личных неимущественных прав граждан является предоставление их субъектам возможности иметь определенную автономию от государства, общества, а также различного рода социальных групп. Такая автономия может иметь двоякое выражение и обеспечиваться предоставлением гражданину индивидуальной свободы и неприкосновенности, а также охраной тайны личной жизни.

Гражданско-правовая охрана индивидуальной свободы граждан

Никакая автономия личности от государства, общества или какой-то социальной группы невозможна, если гражданину не гарантируется тайна ряда сторон его личной жизни. Закон призван закрепить наиболее важные гарантии тайны личной жизни и определить границы проникновения в нее со стороны иных лиц.

Гражданско-правовая охрана неприкосновенности и тайны личной жизни граждан

При всем многообразии проявлений личной жизни граждан применительно к охране тайны личной жизни всех их объединяет то, что речь идет об информации конфиденциального характера, доступ посторонних лиц к которой возможен только либо с согласия гражданина, либо в силу прямого указания закона без его согласия, но со строгим и тщательным соблюдением оснований, условий и порядка ее получения и использования.

Статья 31 Основ законодательства об охране здоровья граждан от 22.08.1993 установила право на получение информации, находящейся в медицинских учреждениях, о состоянии своего здоровья. До введения и действие Основ граждане такого права не имели. В районный народный суд обратился с иском Н., который просил признать незаконными действия главного врача медицинского центра «Психиатрия», выразившиеся в отказе ознакомить его с медицинскими картами за 1984-1986 годы. Решением суда от 21 июля 1987 г.Н. в удовлетворении его требований было отказано, так как нормативного акта, аналогичного Основам законодательства об охране здоровья граждан, тогда еще не было, а ст.9.5 Закона РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» давала гражданину, страдавшему психическим расстройством, только право на получение в доступной для него форме и с учетом его психического состояния информации о характере имеющегося у него психического расстройства и применяемых методах лечения. До введения в действие Основ пациент не имел права непосредственно знакомиться с медицинской документацией, отражающей состояние его здоровья. На следующий день после вступления Основ законодательства об охране здоровья граждан в силу Н. обратился в центр «Психиатрия» с требованием ознакомить его с медицинскими картами за 1984-1986 годы. Получив письменный отказ, он обжаловал его в суд. При этом он просил признать за ним право на получение информации о состоянии своего здоровья. Районный народный суд, рассмотрев жалобу Н., признал действия главного врача центра «Психиатрия» незаконными и обязал его ознакомить Н. с его медицинскими картами за 1984-1986 годы. В данном случае суд совершенно обоснованно применил ч.4 ст.31 Основ, которая дает гражданину право непосредственно знакомиться с медицинской документацией, отражающей состояние его здоровья, а также получать копии соответствующих документов, если в них не затрагиваются интересы третьей стороны[80] .

Рекомендуем прочесть:  Социальная стипендия в 2020

В-третьих, об ответственности причини геля можно говорить при условии, если между его действиями и возникшими убытками имеется причинная связь. О том, что такая связь не всегда очевидна, свидетельствует следующий пример. А. работала оператором камнедробильной установки. Рядом трудилась ее подруга Т. Однажды А. увидела, как установка захватила Т. за голову и начала втягивать ее внутрь. А. попробовала спасти соседку, ухватив за ноги. Но спасти было невозможно и машина несколько раз прокрутила тело Т. на глазах у присутствующих. А. настолько переживала случившееся, что тяжело заболела и лишилась трудоспособности. Администрация предприятия отказалась компенсировать потерю заработка А., поскольку считала, что причиной психического заболевания А. является ее слабое здоровье, а не трагедия: происшедшее наблюдали несколько человек, а заболела одна.

Глава 3. Реализация права на жизнь и здоровье

Так. Грибанов В.П. под самозащитой понимал «совершение управомоченным лицом не запрещенных законом действий фактического порядка, направленных на охрану его личных или имущественных прав и интересов»[77] . Эту точку зрения воспринял В.С. Ем. При этом о считает необходимым уточнить, что средствами самозащиты охраняются также интересы других лиц и государств[78] . Ю.Г. Басин полагает что под самозащитой гражданских прав понимаются не только фактические действия управомоченного лица, но и всякие допускаемы законом односторонние действия заинтересованного лица в целя обеспечения неприкосновенности права[79] .

Ссылка на основную публикацию